Традиционное угощение гостей во время проведения «взглядышек» («Взглядышки» – знакомство молодых людей в Воткинске для возможного заключения будущего супружеского союза)

Карпеева А.П.

 МАУ «Музей истории и культуры  г. Воткинска»,

заведующая научно-просветительским отделом

 

 

 

 В статье содержится подробное описание традиционного обряда знакомства молодых людей – «взглядышки», зафиксированного на территории Воткинска, центра Камско-Воткинского горного округа. «Взглядышки» – один из примеров  самобытной  культуры   русского  горнозаводского населения  ХIХ- I пол. ХХ вв.

Ключевые слова: Урал, горный город, Камско-Воткинский горный округ, плотина, поклонник, «жениховский бокал», «четвергуши», угощение.

 

История Воткинска уходит своими корнями в ХVШ век, когда  20 октября 1759 года владелец Гороблагодатских заводов граф П.И.Шувалов получил разрешение на строительство нового железоделательного завода на реке Вотке.  Это незначительное, на взгляд современников событие,  послужило началом Воткинского завода – одного из уникальных предприятий, которым по праву гордятся не только воткинцы, но и может гордиться страна.

В начале ХIХ века на заводе началась грандиозная реконструкция, включавшая в себя не только сооружение каменных корпусов цехов, вместо деревянных, но и внедрение цилиндрических воздуходувных машин, разработку и валовое производство литой стали, внедрение станков для производства кровельного железа, устройство токарных мастерских и многое другое. В результате чего завод стал одним из крупнейших и лучших по техническому оснащению на Урале. Предприятие было известно далеко за пределами Урала. Его мастеровые выполняли самые ответственные правительственные заказы. Можно привести только один пример:  во время Отечественной войны 1812 года ядра, изготавливаемые здесь, были признаны эталонными.

13 (25 по нов. ст.) декабря 1813 года, император  Александр I, находясь в заграничном  походе  с русской армией, подписал указ, по которому Воткинск приравнивался к горным городам.[1]  

7 февраля 1828 года завод был выделен в самостоятельный Камско-Воткинский горный округ. Его территория  располагалась на стыке двух губерний: Вятской и Пермской (в Сарапульском, Оханском и Осиновском  уездах).

Гордый статус «горного города» воткинцы носили до 1861 года, вплоть до отмены крепостного права, когда его жители были формально приравнены к сельским обывателям. Но характерные черты поселения, менталитет воткинцев, оставался городским. Это нашло отражение не только в развитии производства завода, уровне его значимости для страны, но в архитектуре, зодчестве,  и в особой горнозаводской культуре Воткинска.

В фондах Музея истории и культуры г. Воткинска хранятся документальные источники по проблеме. В основном это воспоминания старожилов города, записанные в 70-90-е годы ХХ века,  сотрудниками музея, краеведами.  Как правило, респонденты – мужчины, делились воспоминаниями, связанными с работой на заводе, комментировали уже прошедшие политические события. [2]

Женщины гораздо больше внимания уделяли дому, семье,  и соответственно это нашло отражения в их рассказах. Но  и в том и другом случае, респонденты рассказывали о традиционном обряде знакомства «взглядышки» – это было первым  шагом  к созданию будущего семейного союза. Он  был популярен еще в середине ХХ века,  имел свои неповторимые «воткинские особенности».  Самый подробный рассказ об этом обряде был записан в 1984 году со слов Капиталины Константиновны Чебкасовой (Лещевой), коренной воткинской жительницы, 1912 года рождения, в 1931 году она была его непосредственным участником.[3]

Как ни странно, но в этой исключительно сокровенно-личной  традиции важную роль играла …плотина – главная примета не только Воткинска, но и любого другого уральского города. Плотина являлась не только необходимым гидротехническим сооружением, благодаря которому приходили в движение все заводские механизмы, но  была и неким стержнем жизни горного города и  «опояской», как говорили в Воткинске, огромного пруда. После того, как заводской архитектор В.Н. Петенкин завершил  реконструкцию  плотины  в 1838 году, она стала напоминать Невский проспект Петербурга,  длиной более версты,  она начиналась  в Зареке, а заканчивалась на  Соборной площади, где возвышался величественный Благовещенский собор. Здесь любили прогуливаться, встречаться со знакомыми, демонстрировать обновки, особенно популярным это место было у молодежи.

Девушки собирались небольшими группами вечером около 7 часов пополудни на Соборной площади, числом до 5-6, как вспоминала Капиталина Константиновна, прогуливались не спеша по площади, выходили на плотину и шли в заречную часть Воткинска или Зареку. На плотине были посажены в два ряда липы, разбиты клумбы, установлены скамеечки, на которых можно было посидеть и отдохнуть, побеседовать. Здесь же на плотине, на высоком искусственно насыпанном мысу, был установлен в 1850 году памятник «Якорь», ставший достопримечательностью не только Воткинска, но и всего Урала. Это была «память» о посещении завода цесаревича Александра Николаевича, будущего царя-освободителя Александра II в 1837 году во время его путешествия по России.  Именно здесь, у «царского якоря», как правило, и происходила встреча с кавалерами – молодыми неженатыми ребятами. Они шли небольшими компаниями навстречу девушкам с другого конца плотины из Зареки. Здесь молодые люди могли   присесть на скамеечку, переброситься парой фраз с девушками и чинно раскланявшись, удалялись в противоположном направлении, к Соборной площади.  Девушки же продолжали свое импровизированное дефиле в заречную часть.

 Пройдя всю плотину, молодежь разворачивалась, и всё повторялось вновь: встреча, церемонное приветствие, два-три слова, сказанные негромко… Процессии расходились в разные стороны плотины, такие прогулки при хорошей погоде продолжались 2-3 часа. При этом ни в коем случае не  допускалось громкого смеха, как со стороны девушек, так и со стороны парней, а уж о непристойных шутках или жестах и речи быть не могло. Недопустимо было во время этих прогулок щелкать семечки, или даже просто что-то перекусывать на ходу. В руках у девушек в теплое время могли быть маленькие букеты цветов, небольшие корзинки, зонтики от солнца.

Многодневные прогулки по плотине были нужны для того, чтобы молодой человек, наконец, мог заприметить девушку, которая ему по сердцу. После чего  он спешил передать через своих родственников, а лучше через крестную мать, о своем желании прийти на встречу с девушкой, к ней домой. С этого момента статус молодого человека изменялся, он становился поклонником. Поклонник приходил на встречу с девушкой, как правило, в четверг, это были четверговые посиделки, а их участники – «четвергуши», иногда встреча происходила  вечером  субботы.[4] Приходил поклонник  в гости к девушке не один,  а с более  старшей  родственницей – тетушкой, крестной матерью. Эта первая встреча молодых людей в доме девушки называлась «взглядышки».

Девушка заранее готовила самые лучшие наряды, в которых встречала гостей.  Конечно,  это был традиционный костюм – парочка, вошедший в моду в 80-е годы ХIХ века. Он состоял из  длинной юбки и  блузы. Блузы были разнообразных фасонов: приталенные, по бедрам, с оборкой – «басочкой», рукав длинный, у плеча гладкий или сильно присборенный с «пухлями», на высоких или узких манжетах, воротник «стойка» или вырезан по объему шеи. Нарядные блузки украшались тесьмой, кружевом, строчками, гарусом, бисером. Юбки любили шить пышными, мелко собранными у пояса из четырех, семи полок, каждая шириной до метра.  Низ при этом украшали различными декоративными деталями: волнами, оборками, кружевами, нашивными лентами или полосками ткани контрастного цвета. 2-3 полоски черного бархата по подолу юбки назывались «земля». Юбки часто красили в отваре из дубовой коры, в результате чего они приобретали  «теплые» оттенки – от оранжевого до коричневого.

К приходу «поклонника» все в доме прибиралось, а если учесть, что типичный воткинский дом отнюдь не маленький, работы было много.  Дома коренных мастеровых традиционно  были просторные  деревянные, сложенные из лиственницы или сосны, либо каменные или полукаменные в два этажа. Большие окна – очи дома, тщательно мыли, до блеска протирали стекла (девушка – чистюля!). В комнатах стлали новые вязаные филейные скатерти, в зависимости от времени года: красные – пасхальные; зеленые –  «троицкие»; цвета охры – «покровские»; белые - «рождественские». Многочисленные угловые треугольные столики, накрывались новыми (связанными самой девушкой) салфетками, стелили новый накомодник, таким образом, как бы невзначай, выставлялось напоказ все приданное девушки. Скатертей, салфеток, вязаных дорожек могло быть до 25-30 образцов, но не меньше «трех пятков». Большой семейный стол, стоящий в зале, покрывали гарусной скатертью, тоже работы девушки. В бакалейной лавке купца Мансурова покупали самый лучший фамильный чай, в больших медниках заготавливали вкусную ключевую воду, которую брали из церкви Николы-на-ключиках. Ключик был прямо в храме, а потому освященную воду из него использовали только в особо торжественных случаях.  (Кулинарные рецепты для «взглядышек» записаны со слов К.К. Чебкасовой,  сохранен  стиль рассказчицы)

 

Миндальное пирожное

Распустить в кастрюле, на медленном огне 90 зол. сахарной пудры, не переставая мешать деревянной лопаточкой или ложкой; когда сахар растает, положить в него 1 фунт 21 зол. сухого очищенного миндаля, немного лимонного сока и размешать. Взять форму, слегка помазать маслом стенки и покрыть их тонким слоем приготовленного теста так, чтобы слой крепко прилегал к стенкам, и так продолжать, пока форма наполниться. Когда будет готово, вынуть из формы и дать остыть.

 

 Пирожное песочное

1 фунт масла стереть добела с четвертью фунта сахара, взбить 2 яйца, всыпать полтора фунта муки, вымешать хорошенько и поставить в холодное место, чтобы застыло. потом раскатать, вытиснуть формочкою разные фигурки, смазать яйцом, посыпать сахаром и корицей, положить на железный лист и поставить в печь.

 

Бабушкины пряники

         1/2  фунта сахара. 3 яйца всмятку, 1/2  фунта муки размешать. Взять железный лист, слегка смазать маслом. Брать тесто по чайной ложке и наливать тестяные лепешечки  на расстоянии вершок друг от друга. сверху присыпать корицей. Ставить в горячую печь на 7 – 10 минут, наблюдая, чтобы не подгорели. Когда чуть подрумянятся, сейчас же доставать их, раскладывая на блюдо, пока не остынут. (ФУНТ -  409,50 г. ЗОЛОТНИК-  4,26 г.)

 

Вот и наступал торжественный день, поклонник заходил в дом девушки, кланялся на образа и произносил фразу: «Мир вашему дому», хозяева отвечали: «Милости просим!», и все усаживались за стол. Девушка, которая в данном случае  выполняла  роль  хозяйки, сидела рядом с самоваром, разливала гостям чай, угощала вареньем  из ягод со своего огорода, да медом с «дединькиной» пасеки. (Пасеки в окрестных лесах держали многие мастеровые завода, в основном люди уже немолодые).

Перед молодым человеком ставили особенный большой бокал с крышкой, куда девушка наливала чай из закипевшего самовара. Если девица, безусловно, нравилась поклоннику, он должен был выпить три бокала чая. При этом он не должен был забывать вести приятную беседу, невзирая на то, что напиток слишком горячий.

Во время «взглядышек» девушка тоже пила чай, но из маленькой изящной чашечки «кузнецовской работы», для  всех других участников застолья выставлялся в обязательном порядке «кузнецовский семейный сервиз». Девушка во время беседы не забывала ухаживать за гостями, угощала их домашней стряпней – шанежками «картовными и налевными». Центральное место на столе занимал «разборный каравайчик». [5] Но она свой чай не пила, из чашечки не прихлебывала, даже если в глубине души поклонник ей очень нравился, «держала фасон». В исключительно редких случаях уже во время первой встречи девица делала свой заветный глоточек в конце «взглядышек».

Как правило, молодой человек ходил в статусе «поклонника» 2-3 месяца, каждый раз приходя на «взглядышки», краснея и бледнея под внимательными взглядами родителей своей избранницы. При этом каждый раз перед ним ставили его бокал с крышкой. Отпить глоток из своей чашки благовоспитанные девицы предпочитали в 15 или 16 встречу, после этого поклонник переходил в категорию официальных «кавалеров» юной девицы. В этом статусе он мог чаще приходить в дом девушки, уже без старшей родственницы, но только в том случае, если дома она была не одна. Вскоре в дом засылали сватов, и при взаимном согласии, начинали готовиться к свадьбе. Молодые люди становились женихом и невестой.

Во время этих продолжительных встречах на «взглядышках» молодые люди лучше узнавали друг друга, родители могли приглядеться к потенциальному зятю, да и молодой человек также  входил в жизнь и заботы семьи, с которой планировал породниться. «Взглядыщки» проходили «при надзоре старших», полном отсутствии спиртного, которое весьма не уважали в Воткинске. Бокал, из которого молодой человек пил свой чай на «взглядышках», становился семейной реликвией (если встречи заканчивались сватовством и свадьбой). «Жениховский бокал», как его называли в семье вместе с «невестиной чашкой»,  ставился в горку – деревянный изящный застекленный шкаф местной работы мастеров-краснодеревшиков, который всегда символизировал семейное благополучие, достаток, незыблемость традиций. Только спустя 17-18 лет, когда в семье подрастала дочка, опять наступала его очередь определять дочкину судьбу…

 

 

Список источников и литературы

1.Воткинск. Любимый город. -  Ижевск, 2005, с.7.

2. Материалы фондов МАУ «Музей истории и культуры г. Воткинска», фонд основателя музея В.Н.Ступишина.

3. Чебкасова К.К. – старожил города Воткинска (1912-2011), материалы семейного архива Чебкасовых – Лещевых.

4. Чебкасова К.К. – старожил города Воткинска (1912-2011), материалы семейного архива Чебкасовых – Лещевых.

5. Чебкасова К.К. – старожил города Воткинска (1912-2011), материалы семейного архива Чебкасовых – Лещевых.