Летопись мужества

Стремительно летит время, и вот уже 2015 год, год – год 70-летия Великой Победы  стал историей. Наступил 2016 год, 22 июня исполняется 75 лет со дня начала Великой Отечественной войны, это  торжественная и скорбная дата в истории не только нашего государства, но и всего мира. Тогда в далеком 1941 году,  никто не знал, как долго продлится эта кровопролитная война, но, невзирая на тяжелые и кровопролитные бои, отступление нашей армии, все были уверены, враг будет разбит! Почувствовать это настроение, уверенность в том, что советский народ все преодолеет, можно перелистав страницы газеты «Ленинский путь», основанной в 1930 году. Тонкая желтоватая бумага, чуть потускневшие от времени буквы. Сколько событий и судеб собрано на этих страницах. Итак, о чем же писала газета «Ленинский путь» в первые дни войны?

Начало войны, тревожное время… и в этот момент так необходимо вселить уверенность, не дать распространиться паническим настроениям.  И вот 2 июля 1941 года на страницах газеты можно было прочесть  следующий материал: «Обращение к немецким летчикам и солдатам четырех немецких летчиков». «25 июня вблизи Киева приземлились на пикирующем бомбардировщике «Юнкерс-88» четыре немецких летчика: унтер-офицер Ганс Герман, 1916г.р., уроженец г. Бреславля в Средней Силезии, летчик – наблюдатель Ганс Кратц, 1917 г.р., уроженец Франкфурта-на-Майне, старший ефрейтор Адольф Аппель 1918г.р., уроженец г. Брно (Брюн) - Моравия и радист Вильгельм Шмидт, 1917г.р., уроженец г.Регенсбурга.

Все они составляли экипаж, входившей в состав второй группы 54 эскадрильи. Добровольно приземлившиеся летчики, обратились ко всем немецким летчикам и солдатам с письмом к немецким летчикам и солдатам:

«Мы, немецкие летчики, водитель самолета Ганс Герман, наблюдатель Ганс Кратц, стрелок Адольф Аппель, радист Вильгельм Шмидт, летаем вместе почти один год. На бомбардировщике «Ю-88» мы вылетали для бомбардировки Лондона, Портсмута, Плимута и других городов Англии. Еще ранее мы летали над французскими городами. Теперь нас послали на русский фронт для того, чтобы бомбить мирные города. Мы часто задавали себе вопрос: почему Гитлер воюет против целого света? Почему он приносит всем народам разорение?..

На этот вопрос нам никто еще ответа не дал. Нас часто беспокоила мысль о том, что от наших бомб погибает много ни в чем не повинных женщин и детей… Поэтому на сей раз мы сбросили бомбы так, чтобы они никому не принесли вреда… мы сбросили свои бомбы в Днепр и приземлились недалеко от города. Мы были поражены, когда нас немедленно окружили вооруженные крестьяне, которые тотчас же взяли нас в плен. Это еще раз убедило, что советский народ един, подготовлен к победе и победит… Братья летчики и солдаты! Бросайте убийцу Гитлера и переходите сюда в Россию».

Экипаж бомбардировщика — четыре человека с разными характерами… Когда зародилась мысль о переходе и кто этой мыслью делился с товарищем по экипажу, неизвестно. Надо было быть уверенным, что его не предадут. Мы не знаем, как сложились судьбы этих людей, их родных и близких. Но своим поступком экипаж пикирующего бомбардировщика предвосхитил крах идеологии фашизма.

А вот следующая публикация  газеты от 8 июля 1941 года, и она уже рассказывает, на первый взгляд, о событии сугубо местного масштаба. «На днях у котла паровоза в транспортном цехе расплавилась предохранительная пробка… Вода под напором пара протекла в отверстие и стала заливать топку.  Паровозу грозила немедленная остановка на 8-10 часов…Бывший машинист, выдвинутый сейчас на должность начальника депо, коммунист тов. Иванов быстро предотвратил аварию. Он не спуская воды, рискуя жизнью, при высокой температуре, отвернул расплавившуюся пробку и заменил ее другой. Благодаря этому, паровоз не имел простоя и вовремя  доставил груз по назначению… ». Но если вдуматься, поступок Иванова – это поступок солдата на своем боевом участке. Недаром, практически в каждой газете можно было прочесть безымянные стихи-лозунги, короткие и ёмкие, отражавшие саму суть военного времени:

«Обороняй свою страну

в бою и в мастерских.

Ушел товарищ на войну

работай за двоих!

Будь на заводе,

как в строю,

борись за Родину свою!»

 

Уже в первые дни войны наши земляки шли добровольно на фронт, записывались в ополчение, среди них были люди сугубо мирных профессий. 

«7 июля у финансово-банковских работников нашего города шло совсем необычное  профсоюзное собрание. Все эти мирные люди, ведущие счет народной копейке: счетоводы, кассиры, бухгалтеры и таксикаторы с большим подъемом обсуждали вопрос «Об организации отряда народного ополчения»… Один за другим выступали ораторы. Они говорили о священном долге каждого советского гражданина быть готовым к защите социалистической родины от фашистского агрессора… на столе президиума росла стопка листов.. Это участники собрания посылали сюда заявления с просьбой принять их в отряд народного ополчения. Товарищ Жуйков, вместе со своим заявлением, вручил еще три, которые просили его передать товарищи, работающие во вторую смену. Товарищ Ермолаев также подал два заявления, одно – свое, другое – от своей жены-домохозяйки.

– У меня три сына в красной армии, – заявил т. Метляков – а я, вступаю в отряд народного ополчения. Вместе с сыновьями буду с оружием в руках защищать свою родину. Собрание в банке прошло с большим патриотическим подъемом. Из присутствующих большинство тут же подали заявления с просьбой записать их в отряд народного ополчения», – так писала М. Коновалова в газете «Ленинский путь» 9 июля 1941 г.

Уже 11 июля в газете опубликовано  «Извещение о порядке приема международной и внутренней почтово-телеграфной корреспонденции в военное время», в котором сообщалось о запрещении сообщать в письмах и телеграммах какие-либо сведения военного, экономического или политического характера, оглашение которых может нанести ущерб государству; запрещался прием и посылка почтовых открыток с видами или наклейками фотографий, писем со шрифтом для слепых, кроссвордами, шахматными задачами и т.д.; употребление конвертов с подкладками…  Правительство оперативно принимало  меры, для пресечения деятельности шпионов и диверсантов, которых было немало в это сложное время.

В отличие от многих современных западных журналистов,  их коллеги 75 лет назад на страницах своих изданий размещали информацию, которая убедительно рассказывала о том, как героически сражалась Красная Армия. «Английская и американская печать отмечает, что немцы несут тяжелые потери. В Прагу и другие города прибыли поезда с немецкими ранеными… Агентство Рейтер  сообщает о сильном беспокойстве  и тревоге в различных кругах Германии. Оно усиливается опасениями, что Гитлер тратит на восточном фронте слишком много человеческих ресурсов. Многие немцы считают ошибкой нападение на Россию… Английская газета «Ньюс-Кроникл» заявляет, что русские уже вписали блестящие страницы в историю. Они задержали молниеносный удар фашистов. Нападение Гитлера на Россию было встречено непреодолимым духом Красной Армии, умелым руководством советского генералитета и чрезвычайно мощной обороной, располагающей моторизированными средствами».

В первые дни войны вспомнили и о наших солдатах, участниках другой «германской» войны. 15 июля 1941 года в «Ленинском пути» были опубликованы  воспоминания  Г. Малькова  «Как жилось русским солдатам в германском плену в 1914-1918 годах»

«В июле 1914 года я был мобилизован в царскую армию и скоро попал на фронт. Шла война с Германией… После тяжелого боя под г. Лодзи я попал в германский плен. А было бы лучше умереть, чем оказаться в этом тяжелом  и страшном плену…  Расскажу, как жили русские военнопленные … гнали нас, как стадо скота до железнодорожной станции, пищи военнопленные не получали. Затем загнали нас в вагоны по 50 человек в каждый. Двери и боковые форточки наглухо закрыты… В этой духоте и темноте лежали больные и раненые. Отдельные наши товарищи решились было обратиться  с просьбой к гуляющей по перрону публике – подать раненым немного воды. В ответ им в вагон бросали камни… Вот и конец путешествия – лагерь, где за крепкими железными решетками, в деревянных бараках жили такие же узники. Хотя на дворе стоял холодный ноябрь, бараки не отоплялись, температура доходила до 18 градусов ниже нуля. Ни кроватей, ни матрацев не полагалось. Все спали на полу. Лишь в особо холодные дни на каждый барак выдавалось по 5 кг каменного угля. Начальство по-своему «заботилось» о здоровье военнопленных, многие были босые, т.к. немецкие солдаты сняли с них сапоги еще на этапном пути. Скоро среди лагерников от недоедания (получали мы 200 гр. хлеба на сутки, тарелку похлебки из брюквы и стакан кофе), простуды и тяжелого труда начались болезни. Люди умирали, как мухи, особенно много скосил их тиф… Все мы выполняли самые трудные работы… Людей посылали носить на своих плечах за 8 км  строительный лес, выгружать из вагонов и носить на строительство путей рельсы. Часто приходилось, как кротам, рыться в земле, добывая на стрельбище стреляные гильзы и осколки от снарядов. И тот, кто за день не мог накопать одного килограмма металла, тот лишался обеда. Но это ничего по сравнению с работами в железнолитейном заводе, куда я попал вместе с другими пленными… Вскоре мы узнали, что на этом заводе изготовляют взрывчатые вещества и снаряды, предназначенные для войны с нашей Родиной… Коллектив пленных организовал забастовку. Жестокую расправу учинил с нами комендант города. Все пленные были загнаны за проволочные заграждения, которые к тому же оцепили солдаты, вооруженные винтовками и пулеметами. Приехал генерал. Нам было приказано рассчитаться по порядку номеров, а затем за отказ приступить к работе сначала были расстреляны на глазах товарищей сороковые номера, а затем тридцатые. Погибли славные ребята… »

В заметке директора заготзерно В. Хлопотова «Наша помощь» от 21 августа 1941г. рассказывается о помощи горожан селу«Ночью под выходной день лил проливной дождь. Несмотря на непогоду, члены коллектива заготзерно в 3 часа явились в назначенный пункт. Накануне было решено помочь колхозу «Память Ленина» Евсинского сельсовета в уборочных работах. Путь в деревню и обратно – пройти ночью, чтобы на колхозных полях потрудиться в выходной день. К рассвету были в колхозе. Немного отдохнув и обсушив одежду, ушли на поля. Нас было 27 человек. за день сжали рожь с площади в 1,9 га. Свой заработок мы вносим в фонд обороны страны…  В ответ на обращение тов. Папанина к молодежи, силами наших молодых  работников приведены в порядок два склада базы заготзерно… После дезинфекции сюда будет поступать от колхозов зерно в счет хлебопоставок 1941 года…  В кружке ворошиловских стрелков занимаются 25 человек. На днях они провели практические занятия по стрельбе. Комсомолки Матвеева – таксировщица, Буркова – лаборантка руководят кружками ПВХО. Один кружок подготовил уже 11 значкистов. Другой готовит к выпуску  15 человек».

Невзирая на трудности, тревожное время, в кинотеатре города идут кинофильмы: «Фронтовые подруги», «Щорс», «Песнь о любви», «Боксеры», «Макар Нечай». 21 сентября в  Горкино можно было  увидеть «Боевой киносборник». Содержащий  репортаж с фронтов Отечественной войны. «Перед началом каждого киносеанса, – сообщает газета,  в фойе третьего этажа ежедневно демонстрируются короткометражные фильмы оборонного характера. Стоимость билета для просмотра этих фильмов – 50 копеек. Начало сеансов в 2-4-6-8 и 10 часов».

Итак, в годы Великой Отечественной войны газета «Ленинский путь» стала коллективным организатором, пропагандистом патриотических починов и движений. Именно в это время,  впервые  в идеологии советского государства на первый план был выдвинут более «земной», понятный людям смысл понятия «патриотизм» – это не только история партии и государства, но и любовь к своей семье, к близким, к своему дому.

 Очень точно значение печати военных лет определил писатель, военный корреспондент Илья Эренбург. Он писал: «В мирное время газета – осведомитель (что произошло, построено, убрано, поднято на гора!) В дни войны газета – воздух. Люди раскрывают газету, прежде чем раскрыть письмо от близкого друга. От того, что в газете, зависит и твоя судьба».

 

А.Карпеева – зав. научно-просветительским отделом
Музея истории и культуры г. Воткинска