Вещи на все времена

Полотно было первой тканью, которую научился делать человек на заре своей истории. Ткань вырабатывалась из волокон льна-долгунца, у которого есть и другое название - прядильный лён. Люди начали выращивать лён около 9 тысяч лет тому назад. Почти столько же лет и самому льняному полотну, впервые изготовленному в горных районах Индии. Примерно через 2 тысячи лет лён добрался до Ассирии, затем попал в Вавилон и, наконец, появился в Древнем Египте. В культуре Древнего Египта лен слыла «благодеянием богов». Льняная ткань считалась драгоценной – носить одежду из нее могли лишь жрецы и особы царской крови: лен почитался, как символ света, чистоты и верности.

В Древнем Риме одежду изо льна носили преимущественно женщины. В эпоху Возрождения одежда изо льна получила повсеместное распространение – носить её стали в основном простолюдины.

На Руси льноводство и льняные ткани широко распространились в ХI веке. Ярослав Мудрый даже ввел в судебные уложения статью о наказаниях за кражу льна и льняной одежды. Покровительницей льноводства была определена Святая Прасковья-льняница, а праздник, посвященный ей и приуроченный к окончанию льняной страды, приходился на 28 октября.

На Руси лён всегда был едва ли не самым любимым возделываемым растением. Особым уважением и почётом пользовались искусные мастерицы, умевшие ткать льняное полотно. Этому ремеслу  девушек в крестьянских семьях учили с детства, и наиболее способные и работящие из них считались завидными невестами.

В России издавна была сосредоточена большая часть мирового производства льна-долгунца. Ещё в первой половине XVIII века на Руси лён сеял буквально каждый крестьянин. Даже самые бедные, безлошадные, обязательно отводили полоску под лён. Самотканые льняные холсты были единственно доступными крестьянину тканями, из которых делалось всё - верхняя одежда, нижнее бельё, полотенца, скатерти, простыни, мешки и даже онучи. Лён не только одевал всё семейство, но и приносил ощутимый доход. Крестьянин вёз на продажу волокно, семя, холсты.

За счёт торговли льном пополнялась и государственная казна. С середины XIX века лён занял ведущее место в экспорте России. В соответствии с данными статистики  по экспорту за 1843 год,  льноволокна из страны было вывезено на 19 млн. рублей, тогда как хлеба продали всего лишь на 12 млн. рублей. Перед Первой мировой войной Россия безоговорочно занимала первое место в мире по изготовлению льняного полотна (85% мирового производства).  А  Вятская губерния  к началу ХХ века по посевам льна занимала первое место среди губерний России. Сеяли лен и на территории Камско-Воткинского горного округа, расположенного в Сарапульском уезде Вятской губернии.  В «Ведомости о заготовке и сбыте различных сельскохозяйственных культур в Воткинском заводе» от 24 января 1849 года, указывается, что в продолжение 1848 года льна, привозимого земледельцами, на рынке продано примерно от 300 пуд., по ценам от 2 до 3 руб. за пуд. серебром. В 1854 году в  «Сведениях о состоянии торговли в Воткинском заводе и его округе» сообщалось, что «предметы торговли в Воткинском заводе составляют: кожи, сало, соль, лен, льняная изгребь ( изгребь, – грубые льняные волокна, остающиеся от вычески отмятого и отрепанного щеткою льна.); льняное семя, масло, льняной холст.. Лен и льняная изгребь закупается заводскими жителями, а также сдаются оптом торговцам. Изгребь закупают смотря по урожаю от 500 до 10 тыс. пуд. По цене от 1 руб. 15 коп. до 1 руб. 50 коп. серебром».

Интересно отметить, что поскольку в Вятской губернии были  значительные посевы льна и конопли, то было широко развито ткачество, которое предусматривало изготовление прялок и самопрялок.

Первые прялки, как считают ученые, вероятнее всего были изобретены в Индии между 500 и 1000 годами нашей эры. Это «устройство» достигло Европы через Ближний Восток во времена Европейского Средневековья.

В  1530 году  каменотес Юргенс из Брауншвейга (Германия) изобрел самопрялку. Суть его усовершенствования заключался в ножном приводе, с помощью которого прялка приводилась в действие. При этом обе руки освобождались для работы. Так прялку стали называть самопрялкой. К ХVIII веку она была уже широко распространена в Европе. Как удалось выяснить краеведу Александру Рашковскому, изготовление самопрялок в Вятской губернии началось одновременно в Шурминском и Буйском заводах Уржумского уезда и на Никольской фабрике Вятского уезда.

Сначала промысел возник на Шурминском заводе Уржумского уезда. В начале 20-х годов ХIХ века в  завод его владельцем Мосоловым было переведено несколько семейств  горнозаводских крестьян  из центральных губерний России. Одним из этих крестьян была привезена с собою самопрялка. Михаил Павлович Сипачев, бывший в то время машинистом в Шурме, увидев привезенную самопрялку, пригляделся к ней и, оценив ее достоинства, задумал сам сделать подобную. Хотя работа по изготовлению самопрялки была, главным образом, токарная, но, за неименьем токарного станка, Сипачев, как хороший плотник и столяр, сумел обойтись и без него. Эта самопрялка оказалась настолько удачной, что вскоре была куплена за очень высокую цену. Такой успех первого опыта побудил Сипачева заняться изготовлением самопрялок уже как постоянным промыслом. Он устроил себе токарный станок и стал делать самопрялки, похожие на первоначальный образец. Промысел оказался настолько выгодным для Сипачева и заманчивым для других лиц, что число мастеров в Шурминском и Буйском заводах стало быстро увеличиваться. Оба эти завода вскоре стали центрами производства самопрялок в Вятской губернии.

А вот как возник этот промысел в Вятском уезде. Николай Тюриков, бывший крепостной крестьянин при Никольской фабрике Машковцевых, с самых молодых лет занимался плотничьими работами. Около 20 лет от роду он женился на дочери николаевского солдата, чья мать была родом из Швеции. Однажды, при случае, шведка, теща Тюрикова, сообщила ему, что у нее на родине шведы и чухонцы (финны) прядут не руками, а на особой машине-самопрялке, которая значительно ускоряет и облегчает труд. Николай и задумал сам сделать такую машину, что и осуществил без всякого образца по рассказам тещи». Вот такое любопытное сообщение, опубликованное в «Вестник кустарной промышленности», 1918, №7-8., удалось отыскать в Кировском архиве  известному вятскому краеведу Александру Рашковсому.

Скорее всего, эти первые самопрялки вскоре попали на Воткинский завод в 30-е годы ХIХ века. У нас  были свои отличные мастера - токари, быстро  сумевшие быстро «перенять» хитрости нового «прибора». Как сообщают источники, уже к 80-м годам ХIХ века самопрялка стала хорошо известна  не только в «заводе», (так называли Воткинск, жители окрестных сел и деревень), но и  во всем округе.

Вот уж поистине, простые вещи, но на все времена!

 

А.Карпеева – зав. научно-просветительским отделом

МАУ «Музей истории и культуры г. Воткинска»

 

На фото самопрялка в  природно-этнографической экспозиции "Лад" .