Богатство, завещанное предками…

В 2016 году  мы отмечаем 90-летний юбилей Воткинского района,  и конечно, когда мы рассказываем о юбиляре, то хотелось бы вспомнить все самое-самое-самое… интересное, значимое, а может быть и необычное…

         Край наш богат лесом, Леонид Леонов, автор знаменитого романа «Русский лес», писал: «Мы выросли в лесу… лес встречал русского человека при появлении на свет и безотлучно провожал его через все возрастные этапы: зыбка младенца и первая обувка, орех и земляника, кубарь, банный веник и балалайка, лучина на девичьих посиделках и расписная свадебная дуга…». Эти слова вполне относятся и к землям Камско-Воткинского горного округа, «дедушки» нашего Воткинского района, богатого лесами. Неслучайно, одним из главных орудий труда  крестьянина являлся топор. Он был, поистине,  универсален: применялся для валки леса, для продольной и поперечной разделки древесины, а потом для строительства дома…  Топор, а не пила! Историки утверждают, что русские не имели пил ни для заготовки леса, ни для, собственно, пиления досок. Даже слово «пилить» в древнерусском языке не употреблялось.

Первое официальное упоминание нашей героини в государственных документах относится к 23 декабря 1701 года, когда был опубликован петровский указ «О приучении дровосеков к распиловке дров». Документ был издан в контексте других «лесосберегающим указов», последовавших в 1703 и 1723 гг. о жестком государственном регулировании лесных угодий, создании лесной стражи и специальной  государственной службы, состоящей из вальдмейстеров и обер-вальдмейстеров.

         Но в начале XVIII века в стране  своих пил не было вовсе. Это был заграничный товар! Импортный! В середине XVIII века в Казанской губернии, к которой  тогда относилась территория современного Воткинского района, крестьянам были розданы пилы для пиления  досок на кораблестроение. Раздача производилась даже там, где леса было мало. За каждый такой «подарок» необходимо было отдать 2 рубля, огромная по тем временам сумма. А затем каждый год дважды проводился их осмотр на предмет исправности, за что «збирали за всякий приезд по копейке с души». Но все равно, внедрение дроворезных пил на лесозаготовках шло очень медленно.

В начале XIX века все леса, закрепленные за горными заводами, были переданы в ведение горного департамента при Министерстве финансов. Оно внесло изменения в технику текущей работы заводов при заготовке леса. А в 1826 году Сенатом было утверждено «Положение об устройстве лесничеств по губерниям России». По нему на территории всех российских губерний создавались лесничества, которые в свою очередь подразделялись на лесные дачи. Все деревья в лесных дачах клеймились для учета. Клеймились даже пни  деревьев, срубленных злоумышленниками, так как они представляли собой «вещественные доказательства».

 В 1830 году издается инструкция «Об управлении лесною частью на горных  заводах Уральского хребта», в которой указывалось, что «наука лесного хозяйства на заводах не менее важна, как собственные горные науки. Особенно местные горные начальники всемерно должны стараться об устройстве и сбережении горных лесов…».  

         После столь строгого наказа администрация горных заводов приступила к поискам бережливого отношения к лесу. Было установлено, что при рубке топором до 25 процентов уходит в щепу, а при использовании пилы производительность труда значительно повышается и «сберегаются  леса российские». Поэтому не случайно, что главный начальник горных заводов Уральского хребта, Владимир Андреевич Глинка,  письмом от 20 октября 1838 года предложил горному начальнику Камско-Воткинских заводов, Илье Петровичу Чайковскому, изготовить хотя бы 10 пил. В декабре 1838 года было произведено необходимое число дроворезных пил. В апреле 1839 г. Романов доложил, что пилы изготовлены на обыкновенном колотушном устройстве и что «недостатки на некоторых пилах вывести было невозможно». Каждая стальная пила… обходится до 10 рублей, но это первый опыт».

         Воткинский завод приступил к практически опытам на куренных участках в 1842 году. Спустя два года  В.А.Глинка говорил, что пилы Златоустовского и Воткинского заводов «по-крайней мере, годны на употребление».

         Одновременно с освоением производства пил на заводе, в лесах Камско-Воткинского округа проводятся наблюдения за их состоянием. На их основе лесничий Н. Г. Мальгин    опубликовал в 1841 году  в «Лесном журнале» статью «Некоторые сведения о ведении правильного лесного хозяйства в дачах Воткинского и Гороблагодатских заводов». В этой работе автор обстоятельно и всесторонне  описал природу и хозяйство лесов Урала, привел данные о геологии, почвах, климате и их влиянии на лес и сведения об экологии уральских древесных и кустарниковых  пород, их лесообразовательной роли и практическом значении. Дал описание заболевания лесов, отметил, например, различия в сроках поражения древесины ели и пихты сердцевинной гнилью. Кроме того, он привел материалы о побивании побегов заморозками и о влиянии этого фактора на цветение и плодоношение.

      В работе Н. Г. Мальгина освещается обширный опыт таксации казенных горнозаводских лесов Урала путем закладки пробных площадей («частей») с разделением лесных массивов на густые, средние и редкие и учетом кубатуры при вырубке некоторых лесосек. Автор восстает против бесхозяйственности в лесах, особенно характерной для частных лесопромышленников,  в Гороблагодатском горном округе.

Таким образом, мы можем воскликнуть вслед за Леонидом Леоновым: «Лес кормил, одевал, грел нас…», и наши предки, жившие на территории Камско-Воткинского горного округа, старались сохранить это богатство и нам завещали!

 

А. Скачкова – н/с Музея истории и культуры г. Воткинска