«Война и мир» семьи Маниных…

А.П.Карпеева - заведующая научно-просветительским отделом

МАУ «Музей истории и культуры г. Воткинска»

г. Воткинск, Россия

 

Прошедший 2016 год проходил в России под знаком Кино. В Музее истории и культуры была организована выставка, посвященная истории кинематографа в Воткинске, проходили разнообразные мероприятия, связанные с этим событием. Из сохранившихся документов сотрудникам музея было хорошо известно, что первый кинотеатр в Воткинске носил гордое имя «Фурор», и был открыт в 1910 году.

Об этом   полулегендарном кинотеатре и  было рассказано на нашей выставке. Но точных исторических сведений было явно недостаточно. Это и понятно: революция и гражданская война внесли свои печальные коррективы, и многие, достойные внимания  факты, оказались в полном забвении.  Так случилось и с историей «Фурора» о его работе, а тем более судьбе  владельцев  почти не было сведений, кроме  воспоминаний нашего земляка, известного  русского советского писателя Е.А. Пермяка (его настоящая фамилия Висов)

 Вот что он вспоминал: «…В начале десятых годов появилось новое массовое зрелище. В Воткинск приехала энергичная семья Маниных. Вместе с приездом этой семьи стали поговаривать, что вскоре будет открыт новый электротеатр «живых» движущихся картин…Воткинцы, побывавшие в больших городах, рассказывали, что такие картины им доводилось видеть, и что театры, в которых они показываются, назывались синематографами. Такой же синематограф приехали возводить в Воткинск Манины. Место для синематографа, получившего вскоре иное звучание – кинематограф, было создано необыкновенно быстро. Деревянное, обшитое тесом приземистое здание появилось на углу бывшей Воробьевой и односторонней улицы, идущей вдоль завода. Кинематографу, или электротеатру, было дано звучное название «Фурор». Владельцы театра не ошиблись. «Фурор» стал в самом деле фурором для Воткинска. Жители города были буквально ошеломлены, увидев на экране движущихся людей, волнующееся море, бегущих лошадей, летящих птиц… «Фурор» с первых же дней стяжал неслыханную славу… Каждому хотелось увидеть невиданное. В зрительном зале творилось невообразимое. Особенно в первые дни. Лошадь или поезд, надвигающиеся на зрителей, вызывали визг испуга сидящих в первых рядах. Пугали зрителя и волны моря, захлестывающие весь экран… Случались и обмороки. Вскоре люди привыкли к экрану, их стали занимать сюжеты кинокартин. Картины тех лет подбирались на все вкусы. Каждая из них находила своего зрителя. Для любителей природы показывались видовые картины. Незнаемые страны. Далекие моря. Неприступные скалы. Особой популярностью пользовался «Пате-журнал», который на титрах рекламировался: «Пате-журнал» все видит и все знает».[2, с.15-17]

Конечно, воспоминания Е.А.Пермяка очень живые и образные, но, к сожалению, это почти все, что было у нас к моменту начала организации  выставки по истории кинотеатра «Фурор».

 Нам казалось, что кинематографическая тема Воткинска на этом исчерпана, шансов найти что-либо,  было ничтожно мало. Но после информации о выставке, размещенной на сайте музея и  на странице  в социальных сетях,  к нам пришло письмо из г. Екатеринбурга от Галины Юрьевны Кирпиковой – правнучки Семена Михайловича Манина, владельца синематографического театра «Фурор», открытого осенью 1910 года  в Воткинске

В декабре 2016 года Галина Юрьевна с супругом Борисом Григорьевичем побывали в Воткинске. В результате этой поездки у нас сложились  не просто дружеские, но взаимовыгодные деловые отношения, мы обменялись имеющейся у нас информацией, что очень важно для обеих сторон.

Предлагаем вашему вниманию некоторые фрагменты биографии владельца первого кинотеатра «Фурор» Семена Михайловича Манина.  Его жизнь и судьба  - это история человека, чья жизнь выбита из колеи, разрушена стихией революции.

 Материалы из семейного архива  предоставила  его правнучка Галина Юрьевна Кирпикова.

Семён Михайлович Манин родился 30 апреля 1881г. в починке Смородиновском  Котельнического уезда Вятской губернии (сейчас Кировская обл, Шабалинский район),  в большой крестьянской семье. Окончил 2 класса церковно-приходской школы. Как вспоминала его внучка Ирина Петровна Маркелова: «у Семёна Михайловича был брат Харитон Михайлович и много сестёр. Семья жила бедно. В 12 лет,  примерно в 1893 г. Семён Михайлович ушел из деревни в г. Вятку. Работал «половым» (официант-мойщик) в трактире.

Интересно отметить, что живя в Вятке, Семен Михайлович увлекся фотографией, вероятно,  был знаком со знаменитым «мужицким фотографом» Сергеем Александровичем Лобовиковым (1870-1941) - выдающимся фотохудожником, Председателем вятского фотографического общества, членом Русского фотографического общества, Почетным гражданином города Вятки. 

 Их судьбы удивительно похожи: Сергей Лобовиков родился в семье сельского дьячка в селе Белое Глазовского уезда Вятской губернии. Серьезного образования ему получить не удалось: несколько лет Сергей Александрович провёл в сельской школе, затем поступил в духовное училище, откуда пришлось уйти по болезни. Вскоре умерли его родители, и 13-летний Сергей был отправлен в Вятку, отдан «за харчи и жильё» учеником владельцу фотоателье, первому своему фотонаставнику купцу Петру Тихонову. Юному Лобовикову пришлось испытать роль «мальчика на побегушках», исполняя всю чёрную домашнюю работу. Лобовиков провел у Тихонова в помощниках долгих 5 лет. Через много лет Петр Григорьевич скажет о своём бывшем ученике: «Он потому так выбился на дорогу, что у него воля недюжинной силы». (http://vyatkawalks.ru/wiki/sergey-lobovikov-vyatskiy-muzhitskiy-fotograf/).

 Эти же слова мы вполне можем сказать  и о Семене Михайловиче, об этом же вспоминают и его родные: « Он сам называл себя «пеньком», но это был не только «человек, сделавший себя сам» (насколько это позволяли обстоятельства), но и человек какой-то удивительной воспитанности. Трудно представить, чтобы он когда-либо сорвался на крик и какую-нибудь грубость. Всю жизнь он образовывал себя и сумел передать эту черту свою сыну Владиславу и дочери Ангелине».

Именно эти качества и заметил в молодом человеке состоятельный господин- Георгий Михайлович Павлов, офицер русской армии (как вспоминали родные), и устроил работать в цирк осветителем. Женой Павлова была Мария Ивановна Павлова (Смирнова), дочь Ивана Васильевича Смирнова  «мужика серьёзного, но беспокойного, уроженца города Алатыря Симбирской губернии».  В 1907-1908 гг. Иван Васильевич работал механиком паровых машин на мельницах в Самаре. С успехом объезжал коней, которых покупал у ногайцев и калмыков, а потом сбывал. Затем около года семья прожила под Омском, на Атамановом Хуторе. Начал выдавать дочерей замуж. Мария вышла за Георгия Павлова, офицера, служившего в Уфе. Позднее она и сосватала свою сестру Александру  за Манина., но случилось это уже в Воткинске, куда Манин переехал вместе с семьей будущего тестя. В 1911 г. 19 октября, в  30  лет,  он женился на Александре Ивановне Смирновой (Маниной).

Иван Васильевич Смирнов вместе с зятем Семеном Михайловичем Маниным, стал совладельцем синематографического театра  "Фурор"; в Воткинске. Супруга Манина - Александра Ивановна работала в нем кассиром, а ее братья - сыновья Михаил и Владимир  Смирновы «крутили» киноленты, т.е. были первыми киномеханниками Воткинска. Обзавелись собственным домом. Держали лошадь, двух коров.

Но скоро все изменилось, началась Первая мировая война, Семен Михайлович был призван на фронт, в  1915 г. он  в действующей армии (13-й Белозерский полк, команда связи, полк расквартирован в Петрограде). Именно туда отправляют ему поздравительную открытку дети из далекого Воткинска.  В семейном архиве сохранилась и еще одна открытка, датированная апрелем 1917 года, направленная в  Действующую армию, 6-й Армейский Авиационный отряд.  Как вспоминают родные, «Семен Михайлович Манин входил в число первых российских авиаторов,  но при неудачной посадке «летательного аппарата» отбил ноги и потом всю жизнь маялся ими. Стал  работать механиком самолётов,  умел водить автомобили (в семейном архиве была фотография: Семена Михайловича около какого-то автомобиля марки "Паккард" или "Лорен-Дитрих", в крагах и этаком кепи... Красота!). Будучи хорошим водителем (большая редкость в те годы),  возил  князя Феликса Юсупова, известного, впоследствии, как участника убийства Григория  Распутина. По словам  правнучки, Галины Юрьевны, за участие в боевых действиях на фронтах Первой мировой войны, Семён Михайлович имел разные награды в т.ч. Георгиевский крест».

Начавшаяся гражданская война сорвала Смирновых  и Маниных из Воткинска. и это совсем не случайно. События в Воткинске развивались трагически. В августе 1918 года началось Ижевско-Воткинское восстание  (также известное,  как Ижевско-Воткинский антисоветский мятеж) — вооружённое выступление фронтовиков, рабочих, офицеров, гимназистов, учащихся училища оружейных техников под руководством местной организации «Союз фронтовиков» против большевиков и эсеров-максималистов в районе Прикамья в августе—ноябре 1918 года. Одним из наиболее сложных и противоречивых по своей сути явлений Гражданской войны на Востоке России является Ижевско-Воткинское восстание 7 августа — 14 ноября 1918 г. 

С самого начала двойственный характер его приводил в смятение оба противоборствующих лагеря. С одной стороны, вооруженное выступление против «пролетарской» власти представителей лучшей и наиболее образованной части рабочего класса сделало его смертельно опасным для большевиков. С другой стороны, провозглашение повстанцами борьбы под знаменами защиты завоеваний революции и власти советов заставило настороженно относиться к нему стремительно правеющие силы т.н. «демократической контрреволюции». И все же, несмотря на казавшуюся очевидной нежизнеспособность, Ижевско-Воткинское восстание сумело продержаться свыше трех месяцев, являя собой пример хорошо отлаженного военного механизма. [http://vojnik.org/civilwar/4].

Давайте посмотрим на эти события со стороны простых обывателей, в данном случае с позиции семьи Маниных, где ожидали рождения ребенка.

Еще год назад, в мае 1917года в Воткинске все было относительно спокойно: Конечно, ходили тревожные слухи про беспорядки в столице. Сильно  выросли цены, стали появляться первые перекупщики продуктов, появилось новое слово «спекулянт», о чем также вспоминал  писатель Евгений Пермяк. Например, мука ржаная стоила в марте 1914года  85 копеек, а в марте 2017 года 4руб.20копеек; масло коровье,1пуд стоило в 1914году 16 рублей, спустя три года – 44 рубля, в 4 раза подорожало мясо с  4 руб. 80 коп. до 24 рублей за пуд.[1, с.135] Но все-таки в Воткинске было спокойно, полиция, переименованная в милицию,  следила за порядком,  было уволено несколько приставов, с которыми у воткинцев не сложились отношения, как бы мы сейчас сказали.

Относительного спокойствия удалось достичь благодаря тому, что  Совет рабочих  и солдатских депутатов, избранный 2 марта 1917года, повел очень осторожную политику, стремясь не спровоцировать волнения и беспорядки. Депутаты Совета, в котором насчитывалось 39 депутатов, в большинстве своем  были представилями  партии меньшевиков и эсеров. Они призывали «воздержаться от каких бы то ни было устрашений» и продолжать работать на оборону.

 Завод исправно поставлял на фронт снаряды, изготовлявшиеся на Воткинском заводе,  в июле 1917 года вынес решение о солидарности с Временным правительством, и этого решения придерживался до конца. Солидарны были с Советом депутатов  многие рабочие и служащие завода, 26 октября на чрезвычайном собрании по поводу поддержки Временного правительства, низложенного большевиками, было отмечено: «Воткинский профессиональный Союз служащих, выражая полное доверие Временному правительству, обращается с категорическим призывом к своим братьям, находящимся в армии, принять самые быстрые и решительные меры к подавлению мятежа… ». [1, c.139]

Но после октябрьских событий  обстановка в Воткинске стала накаляться. Как вспоминала Е.П.Лещева; «не понимаю отчего, но было боязно и страшно чего-то неизвестного, но это «что-то» приближалось…»

В конце декабря 1917г. началась подготовка к перевыборам  в Совет рабочих депутатов, 4 января 1918года перевыборы состоялись, власть в Совете получили большевики. Хотя большевистская партия была создана в Воткинске лишь 13 сентября 1917 года и поддержкой большинства населения не пользовалась.

А в Воткинске уже с конца января 1918 года ходили разные слухи, родные и близкие шепотом  рассказывали о расстрелах, революционные матросы Кронштадта, пришедшие в Воткинск, занимали самые большие дома, здесь открывались партийные комитеты, так вспоминали воткинцы. Но впоследствии (70-80-е годы ХХ века), когда сотрудники музея пытались зафиксировать  эти  воспоминания, официально что-либо говорить старожилы, еще помнящие события 1917-1918 гг. отказывались.

18 августа 1918 года  в Воткинске стали слышны  беспорядочные выстрелы, это продвигались с южной окраины заводского поселка отряды ижевцев, большевики отступали через плотину, Соборную площадь, все эти события происходили буквально в нескольких сотнях метров от дома Маниных. Позднее в семье об этом не говорили, было опасно, Семен Михайлович, имевший боевой опыт, был  готов с оружием в руках защищать свою семью.

3 месяца пока Воткинск был занят восставшими   для Маниных это было относительно спокойное время. В Воткинске ходили слухи, что смута скоро закончится и все пойдет по-прежнему.. 

13 ноября 1918 г. (только-только в семье родился сын - Владислав Семенович Манин),  началось отступление воткинцев на восток.   Бросив всё, вместе с частями Колчака уходили и воткинцы, в основном это были профессиональные высококвалифицированные рабочие, разом лишившиеся работы, стабильного дохода, рушилась жизнь! Вместе со всеми двинулись в Сибирь и Манины.  «Зачем? – да не «за чем», а «от чего»». – так кратко поясняли в семье это уход,  который для Воткинска стал трагическим исходом.

 «Пермь – Верхний Тагил – Ирбит – Тюмень – Татарская... Допросы, голод, грабежи»,- так кратко вспоминали об этом в семье. Осели Манины в Омске, заимели домик. В 1920 г., после того как скончалась мать Александры Ивановны,  Екатерина Михайловна Смирнова, приехала  её младшая сестра15-летняя сестра  Евфалия Ивановна Смирнова. Детям Маниных Ангелине и Владиславу было тогда десять и пять. Но Семён Михайлович не привык унывать и опускать руки перед трудностями, надо было жить, поднимать детей, все начинать заново. Он  стал владельцем фотостудии, в которой кроме него самого и жены работали Евфалия и Иван Смирновы. Был Семен Михайлович  безусловно, мастером художественной фотографии. Портретная фотосъёмка требовала организации позы объекта и антуража, постановки света и изысканного диафрагмирования. Вот когда, вероятно, пригодились уроки Сергея Александровича Лобовикова… А когда началось великое «раскулачивание» фотостудию национализировали (появилась новая вывеска – «Пролеткино»), а потом уже и вовсе запахло жареным... В стране начались тяжёлые времена. В это время 100 человекам-латышам был разрешён выезд за границу. При составлении списков один латыш умер, и Семёну Михайловичу предложили внести  его фамилию  в эти списки, чтобы выехать в Америку. Но Семён Михайлович отказался и не поехал. Позже, живя в г. Омске, ему сообщили, что он  состоит в списках на раскулачивание, поэтому в 1930 г.-1931 г.  семья Маниных срочно продав всё, уехали в г. Свердловск. Не дожидаясь высылки, решили раствориться в людских муравейниках первой пятилетки. здесь  шло строительство Уралмаша. Перебрались, взяв с собой Евфалию Смирнову, но она вскоре отправилась в самостоятельное плавание и, в конце концов, осела в Москве, где стала работать фоторетушёром.

На окраине заводского посёлка (улица Уральских рабочих 113) Манины в 1937-38 гг. поставили дом. С 1939 г. Семён Михайлович и Александра Ивановна поселились в этом доме.  Стал Семен Михайлович Манин совслужащим. Работа была неинтересной, в основном снимки для документов – паспортов, пропусков, личных дел. Портретная съёмка в чести была редко. Тяжело передвигая ноги по дощатым тротуарам, возвращался Семен Михайлович домой, усаживался в любимое им плетёное кресло-качалку и брался за какую-нибудь книгу, в первую очередь из русской классики. Для детей выписывались «Вокруг света», «Всемирный следопыт», для жены «Огонёк». Очень любил Театр и Книгу. Правда, к концу жизни читал в основном о путешествиях или географические описания – «здесь без вранья».

О советской власти предпочитал не говорить. В середине 1930-х Ангелина Семеновна Манина (дочь Семена Михайловича) уехала в Москву и поступила в институт инженеров транспорта. Вскоре она вышла замуж. Владислав Семенович Манин по окончании средней школы уехал в «родной» для него Омск, где поступил в мединститут. Война. Полевые госпитали Северо-Западного и 2-го Белорусского фронтов. Орден Красной Звезды. Конец войны в звании капитана встретил в Таллинне. Потом – служба в Будапеште, учёба в Ленинграде, в Военно-медицинской академии. Стал рентгенологом.                       

Денежная реформа (декабрь 1947 г.) подкосила  Семёна Михайловича. Все сбережения, что откладывались «на чёрный день» (на пенсию, особенно ему, надежда была слабая), ухнули в одночасье...

Прожил  Семён Михайлович 77 лет. Простудился и умер 15 июля 1958 г. от воспаления легких в г. Свердловске. Семёна Михайловича очень любили и уважали на Уралмаше. Его помнят как интеллигентного и воспитанного человека. Он очень любил читать, особенно классику. В доме было много книг. Настольная книга «Война и мир». Когда Семёна Михайловича хоронили на похороны пришли сотни людей. От дома на ул. Уральских Рабочих до Северного кладбища гроб несли на руках.

После смерти мужа Александра Ивановна продала дом и перебралась в Ростов-на-Дону к своей внучке, где и скончалась на 80-м году жизни.

Вот такая судьба…Судьба поколения… Судьба русского талантливого человека, русского патриота, нашего земляка, человека, «сделавшего кино в Воткинске»…

 

 

 

 

Источники и литература:

 

При подготовке статьи  использованы материалы семейного архива, предоставленные Галиной Юрьевной Кирпиковой (г.Екатеринбург;.e-mail:[email protected])

 

1.Воткинск. Документы и материалы.1758-1990.Ижевск, 1999

2.Пермяк.Е.А. Воспоминания и письма.  Воткинск, 1992

Интернет-источники:

[Кареевский А.А. Ижевско-Воткинское восстание. 1918г. Выпуск 5, «Посев». М. 2000г.  взято с интенет-ресурса http://vojnik.org/civilwar/4].

http://vyatkawalks.ru/wiki/sergey-lobovikov-vyatskiy-muzhitskiy-fotograf/).